Американские ополченцы

Народ, у которого есть пистолет, Практически непобедим. Народ, у которого есть пистолет, Нельзя превратить в стада. Инструкция По Выживанию

В России распространено мнение об американцах как о самодовольных, сытых и ни о чем не думающих, кроме комфортной жизни, людях. В русском сознании господствует миф, созданный одним эстрадным шутом, что «они ну такие тупые». Этому мифу охотно вторят патриёты всех мастей, начиная от нацболов-сталинистов и заканчивая буйно-православными монархистами. После перечисления каким-нибудь патриётом всех недостатков американцев, хочется спросить: «Если янки такие „тупые уроды“, то как же они весь мир под себя подмяли? Как получилось, что эти „жвачные животные“ создали господствующую страну и культуру?» В ответ на подобный вопрос ничего кроме ругани вы не услышите, это проверено. В принципе, во многом критики американцев правы. Главное, критикуя других, не забывать про свои недостатки, и тогда не будете выглядеть глупцом. Прежде всего надо знать и помнить, что именно в Штатах выдумали и внедрили в жизнь эффективнейшие схемы промывания мозгов, не оставляющие большинству населения возможности думать вообще, а тем более, думать не в политкорректном направлении. Эти схемы сейчас являются основным продуктом американского экспорта, в том числе и в Россию. Нет такого рычага влияния на мозги как американцев, так и русских, который бы сравнился с телевидением. Но янки, в силу более высокого развития телевидения, стали жертвами «формирования общественного сознания» по правительственным рецептам гораздо раньше. В Америке слабо развито общественное образование, которое в России ещё недавно было на высоком уровне. В городах американцы практически не общаются с соседями, живут по принципу каждый сам за себя (это можно сказать и о русских). Так что в голове среднего американца, реальность заменена коллажем из голливудских стереотипов и рекламных роликов (американец проводит 9 лет из 50 перед телевизором). Фактически, люди живут в мире навязанных им идей. Они повторяют слова телевизионных политических обозревателей, следуют советам ведущих ток-шоу, стремятся жить как телезвезды. В результате, тот, кто контролирует телевизор, может формировать образ мыслей и действия миллионов. Хозяева американского телевидения — хозяева Америки. Ничего не напоминает? И все-таки, как это не удивительно, в Америке биороботов сохранились какие-то остатки свободной мысли. Все же, в американцах живет дух неприятия режима, дух неповиновения, вероятно внушённый сотнями лет, проведенных в европейских тюрьмах. Этот дух выливается (что довольно естественно) в расизм и ненависть к правительству. В организованном виде неприятие режима принимает формы, знакомые в России по Ку-Клукс-Клану: полуподпольные военизированные формирования, отличающиеся патриотизм и готовностью к сопротивлению. В последние 10–20 лет, благодаря строчке из Декларации Независимости, провозглашающей право граждан обороняться против правительства посредством хорошо тренированных, хорошо вооружённых ополчений (militia), американские диссиденты и получили название ополчение. Об ополченцах, их обычаях и поверьях и пойдет речь. Джефферсон, автор американской конституции, был гением. По крайней мере, идеи которые он вложил в Декларацию независимости, это все, что сохраняет Америку от её естественного предназначения — сделаться абсолютной тиранией. Конституция была написана, в основном, не как закон или средство по поддержанию порядка в государстве, а как список прав, обеспечивающих легчайшую организацию беспорядков, общественных волнений и революций. Джефферсон имел это ввиду, он думал, что в свободном государстве революция должна происходить каждые 50 лет. Не его вина, что многое из того, что он задумал, не осуществилось. Вот цитата из конституции (Второй Поправки к Конституции), на которой основано существующее ополчение: A well-regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed. В неадекватном переводе: Хорошо организованные ополчения необходимы для безопасности свободного государства, и потому право граждан иметь и носить оружие объявляется вне посягательств. То, что ополчения, несмотря на гигантское противодействие со стороны средств массовой информации, все же существуют — результат того, что в массовом сознании образ ополченца с оружием ассоциируется с Американской революцией. Ополченцы видят себя продолжателями традиций Minutemen (партизанской организации времён Войны за независимость). И врага они нашли себе ничуть не менее устрашающего. В основе идеологии американского гражданского ополчения лежит теории заговора: заговор единственная моральная база для существования диссидентской и, в тоже время, патриотической организации. Теории эти, во-первых, заявляют о масонском происхождении американского государства (что соответствует действительности), во-вторых, утверждают, что правительство и сейчас формируется тайными организациями (что тоже правда), и в третьих, рассказывают о сионистском заговоре (что подтверждается серьёзным влиянием евреев на жизнь США). Правительство, как справедливо считают ополченцы, контролируется подпольным концерном из мультинациональных корпораций, банкиров и гигантов масс-медиа. Выводы, делаемые из этого ополченцами, не так справедливы: многие ополчения основаны, например, на вере в скорый захват Америки ООНовскими частями. Такая вера основана на убеждённости, что ООН — инструмент мирового правительства. С другой стороны, ополченцы совершенно справедливо считают, что правительство США, служит не интересам белых американцев, а транснациональным компаниям. Таким образом, ополчения выступают против участия США в глобализации, и за возврат к политике изоляционизма. В Америке, благодаря конституции, никогда не было существенных ограничений на покупку и ношение оружия. Для многих американцев, иметь оружие одно из основных прав человека. Либералы, так же, как и основные масс-медиа, настаивают на том, что обладание оружием должно стать нелегальным. В оправдание этого, приводится статистика убийств с применением оружия, убийств, совершенных, в основном, в крупных городах и на 90% цветными. Конечно, это выводит из себя ополчения, базирующиеся в мелких городках, и состоящие, большей частью, из белых расистов (расизм настолько неотъемлемая часть американской культуры, что только сильнейшее промывание мозгов способно заставить американца забыть о расистских корнях своей культуры). Так что ярмарки оружия стали центрами кристаллизации движения ополчений. Вся дискуссия о правах на оружие приняла ключевой характер для ополчений: так, большинство ополченцев утверждает, что день, когда правительство примет закон, запрещающий их ружья, будет днем вооружённого выступления (прочие группы считают, что выступить надо раньше). Среди ополчений весьма популярно христианство. Причём, формы, которые оно принимает, довольно необычны. Многие ополченцы уверенны, что современные евреи не имеют ничего общего с библейскими, и, что 12 Колен Израилевых — это германцы, англо-саксы, скандинавы и другие белые народы. Эти так называемые Identity Christians — Подлинные Христиане утверждают, что Господь спасет только белых людей, которые заботятся о расовой чистоте. (Среди негров, кстати, есть похожая религия якобы, 12 Колен Израилевых это разные виды негров и латино-американцев.) Евреи же узурпаторы, наследственные сатанисты, происходят лично от Каина. Надо, впрочем, отметить, что ополчения очень аморфны и анархичны наряду с Подлинными Христианами встречаются и другие группы. Каковы цели ополчения? Прежде всего среди них — ограничение правительственного контроля за общественной жизнью. Ополчения предлагают немедленно отменить подоходный налог и заменить его налогом на продажу, чтобы ограничивать общество потребления (американцы, составляя около 5% населения планеты, потребляют 40% мировых ресурсов). Также, ополчения предлагают отменить федеральный контроль за школьной программой и позволить родителям решать, что будет преподаваться в школе, а также сделать молитву перед и после уроков обязательной по желанию родителей (сейчас молитва запрещена федеральным законодательством по всем штатам). Так, через школы, ополченцы хотят противодействовать пропаганде «прав человека», которая прямиком ведет к расовому смешению и потворствует всяческим извращенцам. Ополчения, также, желают бороться с преступностью посредством свободной продажи оружия. С другой стороны, их лозунг — помоги своей местной полиции и 99% членов ополчений выступают за введение смертной казни. Видимо, одной из причин появления ополчений является страх американцев перед преступностью. Идеал ополченцев — независимые общины первопоселенцев. Мегаполисы вообще по их мнению — сосредоточение зла. Люди в них не религиозны, там поощряются расовое смешение и сексуальные извращения, наркомания и пьянство. Таким образом, ополчения — единственная реальная сила в США, которая не укладывается в типичные представления об американцах. Лицо Америки, и вообще западного общества это сытое, раскормленное стадо, без интереса ко всему, за исключением кормушки и наркотической индустрии развлечений. Ни собственное выживание, ни выживание ближайших родственников, не интересует человека патологически сытого. По контрасту, ополченцы принципиально заинтересованы в выживании своей культуры и расы. Огромное количество людей прекращает контакты с цивилизацией и живет где-нибудь в Монтане (американский эквивалент Алтая) на собственном корме. Идея подальше убраться от мерзости больших городов и жить своими общинами, без контроля чиновников очень популярна среди них. Государство вообще воспринимается ими как совершенно, потому что Америка управляется Сионистским Оккупационным Правительством (сокращённо ZOG), которое не только не помогает, но и мешает сохранению расы. Гражданские ополчения — это другая Америка, не та, которую нам показывают по телевизору. Эта белая Америка хочет сохранить себя и свои идеалы, чем вызывает ярость и ненависть правительства. Ruby Ridge и бойня в Waco. Несмотря на то что, гражданские ополчения никак не нарушают законы штатов, иногда даже наоборот помогают местной полиции в её работе, они подвергаются многочисленным атакам СМИ и либеральной общественности. Под пристальным контролем держат ополчения агенты ФБР. Нападки либеральных журналистов обоснованы расизмом и консерватизмом ополченцев, федералов же раздражает готовность ополченцев к вооружённому сопротивлению. В итоге, ненависть либералов и раздражение ФБР выливаются в кровавые драмы, где жертвами становятся «расисты-экстремисты». Мы укажем вкратце на два случая, самых нашумевших. Бойня в Waco. 19 апреля 1993 года в местечке Waco, штат Texas, государственные чиновники сожгли живьём пастора Давида Кореша и 86 членов его секты (ветвь Давидова — branch Davidian). По всему миру средства массовой информации изображали Кореша опасным маньяком, его секту безмозглыми идиотами, а инцидент их гибели — коллективным самоубийством. Посмотрев на фотографии погибших сектантов, видишь молодые, живые, красивые лица. А прочтя материалы слушания в Конгрессе, убеждаешься в том, что их уничтожение было бессмысленно и преступно. Культисты Кореша жили на своём собственном ранчо в Техасе, а поскольку были уверены в скором наступлении гражданской войны в Америке, то закупали оружие и боеприпасы. Никого не трогали и даже не владели запрещёнными видами оружия (такими, например, как АКМ-47 или Узи — ограничения на типы позволенного оружия в Штатах очень жёсткие). То, что сектанты закупали оружие незаконно, никем не было доказано. И это недоказанное и никем не обоснованное обвинение стоило жизни 86 человекам. А случилось вот что: какие-то антисектанские активисты (а большинство американских либералов настроено по отношению к религиозным культам крайне агрессивно, так что антикультовый активизм дело очень прибыльное; бюджет антикультовых организаций миллионы долларов, пожертвованиями) сообщили американскому Бюро по контролю за оружием, что якобы сектанты Давида закупают оружие незаконно. В Америке до Рейгановского правления был закон, в соответствии с которым ни армия, ни Национальная Гвардия (аналог внутренних войск) не имеют права помогать оружием ни полиции, ни ФБР, ни прочим чиновникам, надзирающим за порядком. Рейган отменил это вполне разумное ограничение под предлогом борьбы с наркотиками: по его законодательству, армия может помогать полиции, если в деле замешаны наркотики (сейчас это продолжили ещё дальше приравняли к наркоте массу вещей: таких, как угрозу терроризма и чуть ли не детскую порнографию). Бюро по контролю за оружием сфабриковало заведомо ложную информацию о том, что якобы Кореш и его сектанты производят метамфетамин, и, совместно с Национальной Гвардией, предприняло рейд на верующих. Они также заручились ордером (тоже до Рейгана невозможным) о том, что при обыске могут не стучать в дверь, а сразу рваться искать оружие и наркотики. Такой ордер называется no knock warrant; надо сказать, что под таким ордером у того, кого обыскивают, шансы выжить и умереть примерно одинаковые. Во множестве случаев некомпетентные агенты, производящие такого рода обыски (очень редкие сами по себе), убивали обыскиваемых (по ошибке, насколько можно установить); известен случай, например, когда они убили беременную женщину и (во время другого рейда) детей. Конечно, сектанты уже с самого начала были настроены на сопротивление. Агенты Бюро по Контролю за Оружием это отлично знали, и начали стрелять первыми. Все же верующие сумели отбиться (даже убили пару-другую агентов; честь и хвала им за это), и после этого оборонялись от непрерывного нападения несколько месяцев. Атака велась всеми средствами, доступными начальству: так, например, сектантов отстреливали с помощью вертолётов. Сектанты были подвергнуты звуковой атаке: чиновники крутили не переставая американскую поп-музыку во много раз громче, чем можно переносить (100 децибелл), пытаясь деморализовать верующих. Наконец, 19 апреля ФБР убедило американского министра юстиции Жанет Рено дать согласие на введение танков; в то время как танки разрушали гусеницами дом, верующие были подвергнуты атаке слезоточивыми газами типа черёмуха. Эти газы не предназначены для употребления в закрытых помещениях и крайне пожароопасны даже и без танков: известны случаи, когда сгорали целые дома от одной гранаты, брошенной сотрудниками ФБР. Так что неудивительно, что дом верующих загорелся и весь сгорел вместе с сектантами. Выжило только 8 человек. Пока дом догорал, по руинам ездили ФБРовские танки: уничтожали вещественные доказательства. Те факты, что здесь приведены, общеизвестны (смотрите «Committee or Waco Justice Report», но о них писала и американская пресса). Публика американская тупая и сытая, но и она не потерпела бы этого избиения, если бы не постоянный поток дезинформации изо всех каналов корпоративных SMM, дезинформации, закрученной на американских сексуальных табу и комплексах. Так, например, в Америке имеется страшное табу на секс с малолетними (понятыми расширительно: если 17-летняя девчонка дает 20-летнему, а её родители про это узнают и подают в суд, то этого 20-летнего сажают за изнасилование малолетних Statutory Rape. Даже если девчонка не имеет ничего против своего кавалера.) Во время осады Ветви Давида во всех газетах, как несомненный факт преподносилось то, что Кореш имеет всех малолетних девочек из своей секты — и это при том, что никаких доказательств у них не было. Формально Кореша уничтожили за сопротивление обыску, но для широких масс основным обвинением было child abuse дурное обращение с детьми. Что эти дети большей частью сгорели (после месяца, проведённого в противогазе и под обстрелом) никого не колышет: для американских мещан child abuse, про который орет TV, гораздо страшнее, чем массовые сожжения, про которые TV молчит. Промывка мозгов в штатах доведена до совершенства. Страшная штука телевизор. Ruby Ridge. Рэнди Уивер (Randy Weaver) был одним из правых радикалов, укрывающихся от государства в малонаселённых западных штатах Америки, таких как Айдахо или Монтана. Хотя он и встречался иногда с единомышленниками, в основном он жил без контакта с человечеством (кроме своей семьи) и добывал свой хлеб в поте лица сам, охотой или земледелием. ФБР как раз пожелало внедрить своих агентов в ряды таких вот изоляционистов. Выбор пал на Рэнди Уивера. После долгих уговоров тайный сотрудник ФБР (изображавший из себя правого радикала) убедил Уивера отпилить ему ствол у ружья. Это незаконно. Уивер был поставлен перед выбором: или стать информатором ФБР, или быть судимым. Он не стал предателем и выбрал второе. С этого начались его несчастья, стоившие Уиверу жизни его сына, жизни его жены и серьёзных ранений от пуль ФБРовских commandos. Против семейства Рэнди Уивера (муж, жена и 4 детей) ФБР выставило 400 агентов… Началось с того, что Уивер отказался являться в суд, где его должны были судить за мелкое преступление (отрезание ствола у ружья не грозило ничем большим, чем незначительный штраф). Уивер, впрочем, не был поставлен в известность о точном дне судебного разбирательства. Неявка в суд преступление уже более серьёзное (коготок увяз — всей птичке пропасть). На протяжении 18 месяцев федеральные агенты следили за домом Уивера. ФБР заплатило за самолётную рекогносцировку окрестностей дома Уивер и изучало фотографии, сделанные с военного самолёта специально для этой цели. Около 130 000 долларов было потрачено на потайные кинокамеры с солнечной подзарядкой, расставленные в окрестности избушки. ФБР перехватывало почту и изучало менструальный цикл дочери Уивера. После полуторагодичной слежки и подшивания бумажек ФБР взялось за дело. 21 апреля 1992 года шесть агентов (агентов специальной разновидности, по-американски называемых маршалами), вооружённые и в камуфляже, были высланы просвечивать ближайшие окрестности избушки Уивера. Собака залаяла на агентов; один из них выстрелил и убил собаку. Собака была убита в прямой видимости обитателей избушки: сына Уивера, Сэмми, 14 лет, и его приятеля, Кэвина Харриса, 25 лет. Сэмми выстрелил наугад в темноту. Отец (Рэнди) позвал сына в избушку; Сэмми повернулся и закричал: «Иду». В этот момент Сэмми был убит выстрелом в спину. Свидетель гибели ребенка и собаки, Кэвин Харрис убил одного из агентов и спасся. После убийства агента был вызван начальник отделения ФБР по освобождению заложников. Начальник приказал стрелять насмерть в любого взрослого обитателя избушки независимо от того, угрожает он ФБРовским агентам или спокойно идёт по делам. Приказ был оправдан тем, что, по данным полуторагодичного наблюдения, взрослые обитатели избушки никогда не выходили из дому без оружия, а значит, представляли собой опасность для ФБРовцев. ФБР расставило вокруг избушки 400 агентов, вооружённых до зубов автоматами, приборами ночного видения и снайперскими винтовками. 22 апреля Рэнди Уивер вышел из дома, направляясь к сараю, где лежал труп его сына. Снайпер Лон Хориучи выстрелил ему в спину и ранил. Уивер бросился назад. Дверь открыла его жена Вики, державшая на руках десятимесячного младенца. Она была убита на месте. Во внутреннем меморандуме ФБР говорится, что убийство Вики Уивер оправдано, поскольку она сама подвергла себя опасности. Через десять дней Рэнди Уивер сдался. Помимо первоначальной перестрелки, когда были убиты его сын Сэмми, собака и агент, Уивер и товарищи по несчастью не сделали ни одного выстрела. Перед капитуляцией агенты ФБР дразнили семью Уивера: «Миссис Уивер, у нас оладьи на завтрак, а у вас что?» Ничего особенного, не считая того, что те, кто дразнили, знали: Миссис Уивер, мать четверых детей, была незадолго до этого убита ФБРовским снайпером. Заключение История захвата Рэнди Уивера и разгрома секты Дэвида Кореша имела и продолжение. 19 апреля 1995 года Тимоти Маквей подогнал к зданию федеральных служб имени Альфреда Мюрра в Оклахома-сити грузовик, начинённый взрывчаткой. В 9.02 утра последовал взрыв, унёсший жизни 168 человек. Это был самый крупный теракт за всю историю США и месть федеральным властям ветерана войны в Заливе, лучшего солдата своей роты, Тимоти Маквея за Руби Ридж и Уэйко.

РО1

Реклама